«ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО – ПАМЯТЬ»

(Оригинальная статья)


Редко в прессе встречается материал о людях, которые сгинули в неизвестность в 30-х годах. Если есть информация, то она как-то скупая. Хотя сам себе противоречу в 90-е годы, в годы перестройки этого материала было достаточно много. А, скупая, наверное, оттого, что мы мало знаем о тех временах, о тех местах, где мы родились, выросли и живем, может быть, мало интересуемся. Возможно, остался генный страх. Те, кто принимал участие в репрессиях, их почти нет в живых, да и что они могут рассказать, а дети за родителей не отвечают. Это была политика тех трудных и тяжелых лет.

Те прошлые дни, остаются отражением в нашей памяти, жирно подчеркнутые слезами матерей и родственников, которые потеряли самое дорогое отца, мужа, брата, сестер, и им-то тяжело было носить клеймо «Дети врага народа». В то же время, эти дети оставались настоящими людьми среди этого самого народа и признанным этим самым народом за свой честный и добросовестный труд. В недавней беседе с моими тетями, я услышал интересный факт, происшедший в период войны в ст. Богоявленской 1942 года. Когда в нашем родовом доме на окраине станицы в период боевых действий решили расположить командный пункт высокого армейского чина Красной армии, пришли военные люди расспросить да разузнать, кто же живет в этом доме. Когда узнали, что мать и дети врага народа, тут же об этом доложили командиру. На что был получен ответ в адрес бабушки. «Не переживай мать, придет то время, когда будут гордиться вашим мужем и отцом». Командный пункт остался в доме. А в воспоминаниях тетей, остался в памяти крики с отборным матом в трубку телефонной связи. Вот такой фрагмент войны.

И как только заведешь расспрос о деде, то разговор заводится быстро и также быстро угасает и прекращается, так как слезы не дают продолжения беседы.

И наступает пауза, тяжелая и длинная. Но потом потихоньку, медленно по крупицам в увеличенном плане текут воспоминания.

Я как-то спросил тетей, можно ли еще с кем-нибудь поговорить, пока еще есть время не опоздать и узнать об истории станицы Богоявленской. Мне ответили, подойди к Анне Яковлевне Чередниченко, ты же ее прекрасно знаешь, она бывший учитель. Люди этой профессии, всегда располагают к себе какой-то особой открытостью души. Наверное, сельский интеллигент с большим стажем, смотрит иначе на действительность, более доверчив и открыт в беседе.

Эта встреча состоялась в январе 2007 года, а поговорить, и найти общий язык было легко, так как наши дома в станице Богоявленской в 50–60 годах располагались через дорогу напротив друг от друга, одним слово жили по – соседству. Стоило только напомнить имя и фамилию родителей, да что там напомнить, сразу узнала и признала. В общении с опытным педагогом не предполагал завести разговор о 30-х годах. Говорили обо всем, о школе, о наших общих знакомых, посмотрели старые фотографии.

Анна Яковлевна Чередниченко родилась 23 декабря 1923 года в ст. Богоявленской. В 1941 году 20 июня закончила Константиновское педучилище. 21 июня после выпускного вечера пришла домой в станицу. 22 июня началась война, а направление на работу было в Красноярский край.

Работала письмоносцем. После освобождения от фашистов ст. Богоявленской, работала в школе, потом 1 год в Куликовке, Кастырке (эти исторические станицы находятся рядом). В сентябре 1945 года, перешла в Богоявленскую школу. 40 лет работала в школе и 1990 году вышла на заслуженный отдых. Награждена 5 медалями и грамотами, а в 1966 году отмечена почетным знаком «Отличник народного образования».

И вдруг выясняется, что ее отец Чередниченко Яков Петрович репрессирован 9 августа 1937 года. И тогда разговор наш перешел в другое русло, так как Анна Яковлевна упомянула фамилию моего Деда Кунакова Ивана Захаровича.

Потом Анна Яковлевна сказала, что у нее сохранились списки казаков – станичников арестованных в 30- годах, который она собирала, обходя каждый двор станицы Богоявленской. Я спросил можно мне взять эти списки? Анна Яковлевна ответила, приезжай в следующий раз я подготовлю и отдам.

Через несколько дней отложил празднование рождественских каникул я вновь вернулся в станицу к Анне Яковлевне и между нами состоялась беседа, которую решил, перенести на бумагу.

Анна Яковлевна: Вот тетрадь (достает школьную тетрадь в клеточку с зеленой обложкой, поднимая клеенку письменного стола), все, что могла собрать, возьмите. Пригодится или нет, не знаю.

(C: Читает список репрессированных жителей ст. Богоявленской)

Комментарий Анны Яковлевны Чередниченко

Анна Яковлевна: Как я писала своих, так оно и есть, Кунаков Иван Захарович взят 11 августа 1937 года, я у них была и спрашивала у них.

Анна Яковлевна: Это я раньше ходила, я не помню в какие годы я начала. Я тут еще одного вспомнила, хотела его дописать, а может не надо. Этот, батюшка у нас был – Попов, Попов Иоанн, дальше не знаю, дочь была Женя, сын Борис.

Его забрали зимой, или осенью поздней или зимой и погнали прямо пешком, (люди рассказывали), вроде в Шахты повели, и вроде по дороге замерз, так вот, я вспомнила про Попова, а больше не знаю.

Анна Яковлевна: Есть еще, или нету, я не могу знать. Всех кого могла, спрашивала, а больше не знаю. Я списывала у людей с черновиков.

Анна Яковлевна: Вот люди говорили, фамилию Соболев, а как его звали, не знаю, так и написала, вот он 27-й по списку. А вот 28-го сейчас допишу Попов как он пишется-то Иоанн, значится Иван. Отчество его-то не знаю, он служил в церкви. Да и как жену его звали, то же не знаю, звали-то все матушка, да матушка.

Анна Яковлевна: Нашего-то в 37 году забрали, да и вашего Кунакова и Мусатова, тут есть и 35 × 36 год.

C: А у вас нет листочка, в котором указано, что оправдали вашего отца.

Анна Яковлевна: Да я не знаю, где он есть, может у сестры спросить, это что он реабилитирован да? Вот это что ли? Один мне присылали, реабилитация прошла, после смерти Сталина, надо было в колхоз отдать, чтобы выплатили деньги. Я пошла в колхоз, а мне говорят, что нам нужен только подлинник.

C: А что же там было написано?

Анна Яковлевна: А там это «За непризнание вины собой подлежит расстрелу. Расстрел был произведен 28 сентября 1937 года». Вот так было.

Хотя нам до этого присылали 3 раза, что он был сослан на 10 лет, потом второй раз, что умер на Чукотке, но этих бумажек нет.

А потом уже после смерти Сталина, уже, сколько лет прошла, пришла вот такую бумагу.

А потом уже мои знакомые в Ростове-на-Дону, сказали мне, что в архиве узнали, что расстреливали их в балке в г. Ростове.

А еще я составила список станичников, кто не вернулся с войны. Это мы сидели в клубе и стали вспоминать, тех, кто не вернулся с войны, и стали писать. Потом я прошла по улицам и стала спрашивать и составила список 113 человек.

C: Как забрали вашего отца?

Анна Яковлевна: Он работал в колхозной кладовой. Он приходит, и говорит маме, всех берут Мельникова взяли, еще там Аникеева забрали, а мать-то и говорит «И тебя что ли?» А он говорит «Да ну!, то же кулаков брали, они же побогаче, а я то что?!». А она-то и говорит ему «Кулаков, да дураков!», (вот это я запомнила, как сказала мама). Его снимают и направляют на уборку.

А 9 августа 37 года пришел домой сменится -то, и вот только дошел до нашего забора, а сзади подошли двое в форме и под руки. Ну, мы собрали узелок, сало, чувяки и передали. Они сидели трое на машине. В одно время забрали троих.

Потом на собрании одна «активистка» кричала «Враги народа, враги народа!», мол, Чередниченко возил зерно с песком. Мать все слушала и молчала как вкопанная , ничего не могла ответить, боялась за нас, за детей.

Нас потом не приняли в комсомол, сына не взяли в армию, он-то погиб в войну.

Анна Яковлевна: Я прошу вас, только не надо меня хвалить, я то, что смогла, то и сделала.

C: Анна Яковлевна я о Вас помню только хорошее. Вы учитель начальных классов, как и моя учительница Прилепская Надежда Ивановна, в то время универсальный педагог. Вы учили нас писать перьевой чернильной ручкой по предмету чистописания, считать на уроках арифметики, трудиться и даже закаливали физически ребят на уроках физкультуры. Теперь пришло время передать на хранение в нашу память Ваши воспоминания.

Анна Яковлевна: Мама говорила, что забрали 40 человек, но что-то я этому не верю. Вот 28 человек есть, ну может 30.

Если я Вам помогла хоть как-то, то это хорошо. Берите тетрадь

Казаки – жители станицы Богоявленской арестованы,

как враги народа в 30–37 годы XX века

(печатаю не по алфавиту)

1.Чередниченко Яков Петрович. 1894 года рождения родился в ст. Богоявленской

(Родители пришли на Дон в 1860 год, на вольные земли, Здесь много платили за работу. Говорили «Как день так рубль, два дня два рубля»)

(жена Софья Михайловна 1895 года, родилась в ст. Богоявленской, сын Алексей, дочери Анна и Евдокия). Взят 9 августа 1937 года

2.Демин Андрей Леонтьевич (дочь Ковалева Александра Андреевна)

3.Демин Константин Стефанович

( дочь Нина Константиновна Авдеева, внучка Шашнева Валентина Александровна). Взят в 1934 году.

4. Байдалин Яков Михайлович. 1879 года рождения.

(дочь Нина Яковлевна Дубченко). Взят 2 сентября 1936 года.

5. Мухин Прохор Михайлович. (дочери Акулина и Махора). Взят в августе 1937 года.

6. Кунаков Иван Захарович.

(дочери: Анна Иванова Кунакова, Елена Ивановна Дорохова – живут в ст. Богоявленской, Клавдия Ивановна Кошманова – (моя мама) нет в живых жила в г. Константиновске, Анна Ивановна Франгопуло – живет в г. Одесса, Ольга Ивановна Кунакова – нет в живых). Взят рано утром 11 августа 1937 года.

Из разговора с тетей Анной Ивановной Кунаковой (1916 года рождения)

старшей дочерью репрессированного казака Кунакова Ивана Захаровича

ст. Богоявленская

27 января 2007г. 21.00. (разговор по телефону)

С. Анна Яковлевна Чередниченко собрала фамилии 28 человек, которых арестовали в 30-х годах

Т. Нюра: По-моему больше.

С. Мама Анны Яковлевны Софья Михайловна говорила, что где-то человек 40.

Т.Нюра: Да, да, это так, это ближе. Может она кого не знает, а уже и кого нету.

Да и что об этом говорить, этих людей нету, нигде их не возместишь и нигде их не возьмешь.

С. А как нашего деда Ивана Захаровича забирали.

Т. Нюра: Как забирали? Он работал в колхозе, потом устроился на элеватор Николаевский. Оттуда его и забрали 11 августа 37 года. Домой завезли взять обувь, да поставили все вверх дном, хотя там и ставить было нечего – в семье нас было 5 детей. Что искали непонятно, так и ничего не нашли

Он летом устроился на элеватор, а кто-то говорил, «Глянь он, а он-то лучше живет». После него уже никого не брали, наверное, больше некого было брать. Как забрали его, этим все и кончилось.

Да ты помнишь, я тебе говорила, кто эту подлость сделал, кличка у него была «Акбар». Он часто был у нас в курене, мама часто его подкармливала, да и выпить любил, отец и мама были уж дюже гостеприимные. А потом-то он перед смертью говорил «Так я виноват перед девками Кунаковыми!»

7. Пихарев Василий Алексеевич.

(дочь Зоя Мищенко и дочь Надежда Кононыхина).

8. Мельников Иван Дмитриевич (станичники называли «копеечка»)

(никого нет в станице).

9. Ермолов Иван Григорьевич (дочь живет в станице Николаевской).

10. Захаров Митрофан Иванович (никого нет в станице).

11. Ефремов Василий Акимович (никого нет в станице).

12. Крюков Николай Матвеевич (никого нет в станице).

13. Авдеев Яков Владимирович (сноха Авдеева Нина Константиновна)

14. Аникеев Алексей Андрианович.

(сын Михаил (воевал в партизанском отряде Ковпака) , называли станичники «партизан», сын Василий погиб, дочь Зина).

15. Пашков Евграф Иванович (никого нет в станице).

16. Аникеев Стефан Иванович (дочери: Вера, Лена, нет в станице).

17. Аникеев Василий Виссарионович.

(Жена Вера, дочери Нина, Зоя, живут в Ростове – на-Дону).

18. Авдеев Александр Андреевич.

(отец Захаровой тети Шуры, а дед Шуры Соломатиной).

19. Комаров Тимофей Абрамович.

(сыны: Андрей, Иван, Василий, дочери: Клава и Аня – живут в Ростове-на

Дону).

20. Макаров Иван Иванович.

21. Мусатов Стефан Александрович.

(дочери: Анна Сидорова, Александра Григорова, Антонина Трофимова).

22. Байдалин Иван Петрович (где живет Мостовой Володя).

23. Строганов Иван Николаевич

(внучка Васильева Дуся, жила на берегу реки Кагальник на Макаровой пристани).

24. Жорин Леон Кондратьевич (дочери: Анна и Полина и сын Петя)

(дочери живут в Константиновске: по улице Ленина 134 Анна.

по улице Урицкого 26 Пелагея Воронова)

25. Сазонтьев Владимир Федорович – учитель, был директором Богоявленской школы. (жена Нона Александровна, дочь Зоя – живет в г. Константиновске

Лысенко Зоя Владимировна учительница начальных классов).

26. Землянов Иван Степанович – (ничего о нем неизвестно).

27. Соболев – учитель. Арестован (ничего о нем неизвестно).

28. Попов Иоанн (жена: матушка имя – неизвестно, сын Борис, дочери Женя, Нина).

P.S. Много размышлений о том времени. Глядя на фотографию деда-казака, часто всплывают в памяти рассказы моих близких родных о нем. Он был добродушным, веселым человеком. О деде, как и о других станичниках, говорилось всегда с каким-то непонятным, но видимом растерянном страхом в их глазах.

А у меня до сих пор нет ответа на один единственный вопрос «За что?».

Не могу понять и уложить это все в разум?! В 50–60-х годах житель станицы Богоявленской донской глубинки, внук репрессированного казака Кунакова Ивана Захаровича, бывший ученик Богоявленской восьмилетней школы Кошманов А.М.

январь 2007г. г. Константиновск

Полынный край

Песни

Зарисовки, статьи, сценарии

Казачья вольница


Рекомендуем так же посетить:

  Женские платья оптом вот здесь по бросовым ценам.